четверг, 16 мая 2013 г.

Незамеченное

Сразу две версии от уважаемых abrod и sharper_ о развале СССР и деятельности дорогого Михал Сергеича с господами истинными реформаторами.

Безусловно интересны и заслуживают прочтения и внимания. Но обе, к сожалению, лишь исследование деталей и вероятностей, при этом закономерности или не замечаются, или трактуются совершенно личностно, с морально нравственными категориями, которые пониманию исторических процессов только мешают.



Вот свежайшее от Сергея Георгиевича Кара-Мурзы
Самый сложный и большой вопрос, который мы затронем здесь лишь частично, – объяснить, почему в 1970-1980-е годы большая часть советских граждан оказалась так восприимчива к идеям, которые были «упакованы» в знакомые лозунги социализма и справедливости, но по сути отвергали главные принципы советского жизнеустройства (подробнее этот вопрос обсуждается в [6]). На мой взгляд, психологические защиты против таких идей утратили силу в результате мировоззренческого кризиса, вызванного сменой образа жизни большинства населения в ходе форсированной индустриализации и урбанизации.

Согласен, но не полностью. Утратилась не "психологическая защита", а наоборот идеи перестроечных вождей замечательно соответствовали сознанию, если не большинства, то очень большой части городского населения.
Обсуждая перестройку и предшествующее ей все обычно зацикливаются на том как обрабатывалось сознание людей, но не задаются вопросом почему это стало не только возможным, но и имело такой удивительный, на первый взгляд, успех.
С одной стороны можно сослаться на Троцкого, который еще в тридцатые годы писал о том, что бюрократия может выбрать поворот к капитализму. Но ведь не имея достаточной опоры в обществе, подобный поворот должен был вызвать достаточно жесткий отпор. А значит опора была. Откуда же эта опора взялась и что она из себя представляла?
На самом деле все перед глазами.
Все пишут про коррупцию, про цеховиков, теневиков, несунов и тд. Но в последний момент, когда надо дать название, почему-то останавливаются и уходят в дебри рассуждений.
И так "Имя, сестра, имя!"(с)
А имя то простое и давно известное - буржуазия. В России она имела еще другое название - мещане. Именно рост мещанского, буржуазного сознания и шел практически в открытую в СССР.
Мечты о хрустальных вазах, польских стенках, джинсах и автомобилях пронизывали практически все слои советского общества.
Да, да, те самые "триста сортов колбасы и баварское".
Получить желаемое и сверх него стало возможно через спекуляцию, левые заработки и теневую, все более развивавшуюся, экономику.

Буржуазия — общественный класс собственников капитала, получающих доходы в результате торговой, промышленной, кредитно-финансовой и др. предпринимательской деятельности. Возникла в условиях традиционного (феодального и др.) общества; в результате революций и реформ 16—20 вв. приобрела значительное экономическое и политическое влияние, способствовала утверждению индустриального общества и рыночной экономики, ценностей либерализма и демократии. Современная буржуазия в развитых странах включает: крупную финансовую и промышленную буржуазию, к которой примыкает высший слой управляющих; значительный слой средней буржуазии, совмещающей владение капиталом и предпринимательские функции; мелкую буржуазию. В развивающихся странах формирование разных слоёв буржуазии связано с процессом модернизации общества. В странах, где был установлен социалистический режим, буржуазия была ликвидирована как класс. В ряде таких стран в процессе становления рыночной экономики и гражданского общества возрождается социальный слой частных собственников и предпринимателей.
Исторический словарь. 2000

Словарь утверждает, что буржуазия возрождается, но тут та же ошибка.
Класс не может сначала взять власть, а потом возродится. Все как раз ровно наоборот. Возродившийся, оформившийся класс решает революционным путем существующие противоречия.

В общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. He сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественно-научной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства — от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение.
К КРИТИКЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

Приведенную цитату в СССР большинство знало почти наизусть, но именно заученность и приложение сказанного к капитализму и только к капитализму сыграло дурную шутку. В свою очередь идеологи нарождающегося и набирающего силу класса понимали ее замечательно. Если не из самого Маркса, то классовым чутьем точно.

С другой стороны оформить развод с социализмом и советской властью так просто не получалось.
Ведь за ними стояли такие вершины как Октябрь, первые пятилетки, Великая Отечественная, Спутник и полет Гагарина, а с другой стороны вполне материальные блага вроде бесплатного всеобщего среднего, бесплатного высшего, бесплатной медицины, гарантированное право на труд и отдых, квартиры и многие другие вещи, потеря которых стала очевидной только с разрушением социалистического общества.

Тут и вступили в действие те "идеологические формы" с помощью которых "конфликт осознавался и разрешался".

Что бы не говорили теперь, как бы не оправдывались многие, но идеологическая атака на советское общество была принята и поддержана весьма широким слоем. Именно сыпавшиеся с высоких трибун и телеящиков обвинения и разоблачения приносили моральное облегчение и удовлетворение.
-Так вот оно что! - восклицал радостно обыватель - меня обманывали, мне врали! Я давно это подозревал...
И впитывал с еще большим, каким-то плохо объяснимым с рациональной точки зрения, мазохизмом все больше и больше сладкой отравы. Ведь именно она давала ему моральное право порвать с советской властью, встать в благородную позу - А вы, сволочи, Мандельштампа расстреляли!
Хотя что такое этот "Мандельштамп" и с чем его едят понимал с трудом. Гумилев, Вавилов... ааааа... какая потеря, а еще эта, как ее... генетика-кибернетика с кебениматикой... низабудимнипрастим!

Так оформлялась внешняя, идеологическая сторона, реальный же базис уже был почти сформирован, сознание класса окончательно складывалось. И горбачевы-яковлевы просто подтолкнули, даже не важно осознанно или нет, со злым ли умыслом, либо потому, что сами были такими же буржуйчиками-мещанами и мыслили именно этими, понятными братьям по классу категориями.
От того и в почете они нынче у власти, от того и награждают дорогого Михал Сергеича. Он позволил буржуазии осознать себя классом, собраться и победить, разрешить назревшие противоречия.

Все остальное безусловно интересно и поучительно, но главное и коренное именно в этом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий